Fair.ru - Ярмарка новостей

Фейк-ньюс и кризис демократии: взгляд из Швейцарии

Фейк-ньюс и кризис демократии: взгляд из Швейцарии
фото показано с swissinfo.ch

Марин Ле Пен, партия «Альтернатива для Германии», комик Беппе Грилло в Италии или швейцарский миллионер Кристоф Блохер: везде в демократических странах Европы мы наблюдаем рост влияния популистских сил, не чурающихся лжи и обещающих простые ответы на сложные вопросы.

 

Как относиться к ним? Бороться? Или согласиться, что глас народа есть глас Божий? Мы спросили об этом Ханса-Петера Кризи (Hanspeter Kriesi), одного из самых авторитетных политологов Швейцарии.

swissinfo. ch: Плебисцит о выходе Великобритании из ЕС неожиданно завершился так, как он завершился, во многом из-за новости о том, что Лондон, якобы, каждую неделю переводит на счет Брюсселю 350 млн фунтов. Новость эта была выдумкой от начала до конца, и тем не менее она серьезно повлияла на настроение избирателей. Какие механизмы лежали в основании этих событий? Почему ложь не помешала, а помогла противникам нахождения Соединенного Королевства в Евросоюзе выиграть голосование?

Ханс-Петер Кризи (Hanspeter Kriesi): Эта цифра была ложью, однако я серьезно сомневаюсь в том, что она одна стала причиной такого результата. Британцы, а особенно элиты туманного Альбиона, изначально с большим скепсисом относились к европейскому проекту. Куда более важным был, по моему мнению, фактор раскола правящей партии тори.

swissinfo. ch: Политики, напрямую зависящие от воли избирателей, начинают все более активно в последнее время оперировать фейковыми новостями.  Каковы в этих условиях перспективы демократии как таковой?

Этот материал является публикацией в рамках нашего спецпроекта, посвященного прямой демократииВнешняя ссылка в Швейцарии.  

Х. К. : Когда кто-то что-то начинает обещать в ходе политических предвыборных кампаний, это всегда проблематично. Но ничего качественно нового я тут не вижу. Возьмем Швейцарию и голосование, которое прошло в 2014 году по поводу народной законодательной инициативы «Против массовой иммиграции». Ее авторам с самого начала было яснее-ясного, что этот законопроект почти во всём противоречит соглашению с ЕС о свободе передвижения людей и капиталов. И все равно агитаторы из Швейцарской народной партии (Schweizerische Volkspartei) не переставали утверждать обратное. Ну а сегодня шеф-стратег партии Кристоф Блохер на голубом глазу говорит, что накануне референдума, оказывается, граждане прекрасно знали, что эта инициатива противоречит соглашению с ЕС.

swissinfo. ch: В 1992 году агитация Блохера привела к тому, что с небольшим преимуществом победили противники вхождения Швейцарии даже не в ЕС, а в еврозону (EWR), тогдашнюю предшественницу Евросоюза. Можно ли считать тот год годом рождения швейцарского правого популизма?

Х. К. : Да, взлет Швейцарской народной партии начался как раз с того голосования. Однако в отличие от других правопопулистских движений «народники» начинали свою «карьеру» не с критики иммиграции, а с инвектив в адрес единой Европы. А еще раньше, если вспомнить, в 1986 году они столь же активно агитировали против вступления Швейцарии в ООН, правда, особенного успеха они тут не снискали. Их кампания против членства Конфедерации в еврозоне была чуть более успешной, хотя тоже не очень. И только потом, отыскав для себя тему иммиграции, они, что называется, оседлали своего «конька». Позже к миграции добавилась исламская тема.

Да и в целом не случайно, что европейский правый популизм сформировался и мобилизует теперь своих сторонников именно вдоль тематической оси «миграция-ислам», призывая одновременно к защите интересов национального государства. По их мнению, национальные суверенитет и культура находятся под угрозой со стороны теории и практики мультикультурности, европейской интеграции и глобализации, а поэтому они нуждаются в срочной защите.

swissinfo. ch:. Каковы позиции Швейцарии в Европе, не воспринимают ли ее в качестве этакого «первопроходца и провозвестника правого популизма»?

Х. К. : Тренд в сторону правого популизма начался не в Швейцарии, а во Франции в 1980-е годы и связан он был с ростом популярности партии «Национальный фронт». В 1992 году, как я уже упоминал, началась «карьера» швейцарских «народников», но роли какого-то примера для всех она не играла, здесь успешно солировали именно французские популисты.

swissinfo. ch: Давайте посмотрим на итоги последних выборов во Франции: обе правящие партии потерпели на них сокрушительное поражение, не набрав вместе и четверти голосов. Значит ли это, что эпоха традиционных партий завершилась и на их место пришли такие движения, как макроновское «En Marche»?

Х. К. : В отличие от других стран партии во Франции изначально всегда были очень слабыми. В Швейцарии они куда сильнее и сплочённее. С другой стороны, такая относительная шаткость французских партий тоже не есть нечто новое. Не случайно голлисты, например, постоянно только и делали, что меняли название своей партии. Так что вполне возможно, что движение президента Макрона и сможет развиться потом в заметную левоцентристскую партию, которая окажется в состоянии отправить нынешних социалистов на свалку истории.

swissinfo. ch: Угрожает ли швейцарским партиям схожая судьба?

Х. К. : В Швейцарии куда сложнее организовать политическое движение и потом «вырастить» из него полноценную политическую партию. Самые свежие примеры — это партии «Зелёных» и «Швейцарская народная партия». Первая раскололась относительно недавно на просто «Зелёных» и на «Зелёных либералов», «народники» же со своей стороны практически полностью выкосили весь праворадикальный фланг, в результате чего роль ведущей праворадикальной партии «харизматического» толка играет у нас, причем более чем успешно, именно «SVP». Тем самым партийно-политический ландшафт в Конфедерации скорее консолидировался, чем фрагментировался.

swissinfo. ch: Посмотрим на Германию: эта страна с более чем устойчивой демократией и с могучей экономикой, но при этом со столь же сильной правопопулистской оппозицией, выступающей против Ангелы Меркель и ее партии Христианско-демократический союз (CDU). Под ударом радикалов находятся и социалисты. Можно ли говорить, поэтому, о наличии в Германии системного политического кризиса, корни которого, по мнению многих, находятся в эпохе мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ?

Х. К. : С моей точки зрения ни о каком кризисе в такой стране, как Германия, говорить просто нельзя. Партии как таковые давно начали терять доверие людей, и это мы наблюдаем не только в Германии. Что же касается этой страны, то тут мы не видим ни снижения уровня удовлетворения граждан степенью развитости собственной демократии, ни падения степени доверия избирателей к правительству. Что касается северо-западной Европы, то здесь кризис, о котором вы упомянули, вообще не нанес какого-то заметного урона демократии, с учетом того, что крупные партии этих стран не стали перенимать программу популистских движений, в центре которых как раз и стоят евроскептицизм, а также недовольство миграцией и исламом. А вот в странах южной Европы. . . Там падение доверия к партиям и правительствам очень заметное.

swissinfo. ch: В Италии демократическая система находится в ситуации перманентного кризиса. Маттео Ренци потерпел грандиозное поражение как премьер-министр и как инициатор плебисцита по вопросу о конституционной реформе (он хотел, как мы помним, повысить управляемость страной за счет сокращения размеров парламента). А до него точно такие же поражения со всеми своими реформами терпели десятки других глав правительств, включая и Сильвио Берлускони. Италия — безнадежная демократия? Так получается?

«Чем хуже экономическое положение данной страны, тем сильнее граждане требуют демократии».

Х. К. : Италия в самом деле выглядит порой совершенно безнадежно. Однако в одном пункте я бы Вас все-таки поправил: Маттео Ренци как премьер-министр вовсе не терпел, как Вы говорите, грандиозного поражения. Его правительство провело в жизнь столько реформ, сколько все предшествующие кабинеты вместе взятые. И это в условиях огромного количества препятствий институционального характера. Италия опирается на симметричную парламентскую систему, в рамках которой обе палаты парламента имеют равные полномочия и компетенции. Партия Ренци имела большинство только в первой палате, но не в Сенате, и это, разумеется, затрудняло реформаторскую деятельность.

swissinfo. ch: Есть ли тут какой-то выход?

Х. К. : Выходом стало бы согласие народа с вопросом, вынесенным М.  Ренци на плебисцит. Положительный вотум качественно повысил бы эффективность государственного управления в стране. Однако проблема итальянской демократии или, если хотите, ее безнадежность, состоит в том, что народ в стране, как я подозреваю, просто не хочет, чтобы политическая система в стране работала слаженно и четко. Они предпочитают неработающий механизм системе, которая бы эффективно указывала бы им, что, как и когда им делать.

swissinfo. ch: Нельзя сказать, что «свежие лица» из движения «Пять Звезд» комика и популиста Беппе Грилло, сумевшие в Италии обставить традиционные партии, решают стоящие перед страной задачи качественно лучше. Не в этом ли и заключается проблема европейского популизма — придя к власти, эти движения немедленно обнаруживают свою неспособность заниматься нормальной политической работой?

Х. К. : Хороший вопрос. Популистские движения, в самом деле, функционируют лучше всего в оппозиционном формате. Придя к власти, они часто сталкиваются с неспособностью доказать, что они в качестве политиков лучше тех, кого они сменили. Трамп, например, буквально каждый день попадает впросак или садится в лужу. Что касается движения «Пять Звезд», то его представители находятся сейчас у власти в двух крупных итальянских городах. В Турине у них получается ничего себе, а вот в Риме, действительно, полный провал. Впрочем, Рим в этом провале находится все последние годы, управлять этим городом трудно, если вообще возможно.

swissinfo. ch: ие в объятиях» по австрийскому образцу, или же жесткое отграничение и оттеснение на обочину, как это практикуют демохристиане и социалисты в Германии?

Х. К. : Швейцария изначально шла по первому пути. «Швейцарская народная партия» уже много лет находится в составе правительства. В Нидерландах правительство парламентского меньшинства долго функционировало при поддержке партии Герта Вилдерса. Нечто похожее происходило десять лет подряд и в Дании. Партия «Истинные финны» находится в составе национального правительства, такая же ситуация с норвежскими популистами. То есть у нас есть множество примеров, которые показывают, что привлечение популистов к правительственной ответственности это совсем даже не так уж и плохо, что такой метод работает. Более того, убежден, что однажды все движения и партии такого толка станут нормальными политическими партиями, коль скоро, так или иначе, они представляют интересы заметного сегмента граждан. С ними можно сотрудничать во всех областях, не затрагивающих их основные программные пункты.

swissinfo. ch: Обладает ли такой механизм универсальным характером?

Х. К. : Решающую роль играет модель демократической системы. С одной стороны, мы имеем «консенсусную демократию», с другой — «демократии большинства», к числу которых я отношу Францию, Великобританию, а также с недавних пор Польшу и Венгрию. В этих странах вопрос сотрудничества с популистами на платформе единого национального правительства не стоит. Там речь, скорее, идет о том, насколько высока вероятность победы популистских сил на выборах и их прихода к единоличной власти?

Когда во Франции наступает неизбежный день второго тура президентских выборов, то ситуацию там можно описать известной поговоркой «пан, или пропал»! Мы все не в восторге от результатов правления Ярослава Качиньского в Польше или Виктора Орбана в Венгрии. Да, все это демократы, которые победили на основе голосов большинства населения, придя к власти не путем насилия. Однако их представления о том, как должна функционировать демократия, далеки от либеральных. Победив волей большинства, они не обращают внимания на интересы меньшинств. Политический плюрализм им чужд, оппозиция подвергается гонениям.

Они с большим трудом мирятся с принципом разделения властей, оказывают давление на юстицию и критически настроенные СМИ, отказывают в легальном статусе неправительственным организациям. В Венгрии даже дело доходит до закрытия университетов. Проблема состоит в том, что эти вожди постоянно апеллируют к принципу демократического большинства, забывая, а то и сознательно вынося за скобки тот факт, что выборам обычно предшествует процесс свободных демократических дебатов, что интересы меньшинств должны соблюдаться и что должны учитываться ограничения, наложенные судебной властью. Тем самым популисты, ссылаясь на демократические принципы, по сути нарушают либеральные основы демократии.

swissinfo. ch: Американский историк и публицист Энн Эпплбаум (Anne Applebaum), автор книги «Гулаг. Паутина большого террораВнешняя ссылка» («GULAG. A History»), усматривает в нашем времени параллели в 1930-ми годами. Она даже опасается возникновения новой большой войны. Разделяете ли Вы этот пессимизм?

Х. К. : Я все-таки настроен оптимистично. Европейцы, конечно, могут быть недовольны нынешней своей демократией. Однако, в конечном итоге, все они глубоко связаны с демократическими принципами. В Испании мы увидели, что чем недовольнее люди становятся экономической ситуацией и правительством, тем активнее они требуют соблюдения демократических принципов. В одном из своих экспертных исследований мы смогли показать, что чем хуже экономическое положение данной страны, тем сильнее граждане требуют демократии.

Вызов со стороны популистов заставляет традиционные элиты вставать на защиту столь же традиционных демократических принципов. И лидером тут выступил, как ни странно, опять французский политик, а именно, новый президент Э.  Макрон, настроенный резко проевропейски. Так что нынешний кризис ЕС вполне может привести в недалеком уже будущем к новому шагу по пути консолидации и интеграции европейского континента, при условии, что европейские элиты все-таки возьмут на себя труд и более четко и ясно изложат свое видение этой новой, будущей Европы.

Ханс-Петер Кризи (Hanspeter Kriesi)

Относится к самым известным и авторитетным политологам в Швейцарии.

Ему 67 лет, начиная с 2012 года занимает должность профессора Кафедры сравнительной политологии в «European University Institute» (Флоренция).

рским национальным научным венчурным фондом (SNF).

Ранее занимал профессорские должности в Университетах Амстердама, Женевы, Корнелльского университета, а также Университетов Берлина и Цюриха.

Автор в сети Twitter: @RenatKuenziВнешняя ссылка


Перевод на русский: Игорь Петров

.

Подробнее читайте на

партии swissinfo швейцарии демократии движения однако власти европы

2017-5-19 12:00

партии swissinfo → Результатов: 1 / партии swissinfo - фото


Фото: swissinfo.ch

Бюджет swissinfo.ch сокращен не будет

Последние недели в журналистской среде курсировали невеселые слухи о том, что средства, выделяемые на цели иновещания в рамках бюджетного финансирования швейцарской национальной общественной телерадиокомпании SRG SSR, могут быть дополнительно урезаны на 4 миллиона франков. swissinfo.ch »

2016-11-29 18:42